Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

надпись на самом верху забора



Сотовые человечки не имеют никакого отношения к телекоммуникациям. Надо не забывать, что соты придумали вообще-то пчелы. К пчелам сотовые человечки тоже не имеют особенного отношения.

Сотовый человечек отличаются от обычных, стационарных человечков тем, что хотя у него и есть дом и даже регистрация по месту пребывания, во множестве других мест он чувствует себя также вполне как дома. Ну, если не совсем как дома, то почти. Как в роуминге, если хотите.
Collapse )

АПЕЛЬДООРНСКИЙ ЛЕС


Дворник задумчиво  вылавливал из канала лепестки магнолий. Делал он это с помощью мощного  насоса, могущего всосать в себя целые горы мусора, шариков и бутылок - всего того, что плавает по рекам и каналам иных городов после демонстраций и массовых гуляний.
Но в этом городке дворнику с его техникой явно негде было развернуться - в водах канала не наблюдалось ничего инородного, кроме маслянистых розовых лепестков, осыпавшихся с голых деревьев.
Шарманщик расхаживал вокруг своей шарманки, потрясая жестяным стаканчиком для сбора денег. Крутить ручку не было нужды, поскольку механизм шарманки приводился в движение бензиновым мотором.В Амерсфоорте я уже бывал лет 20 назад. Тогда у меня была концепция днем играть музыку на улицах разных мелких городов, а ночью непременно спать в лесу. Такой модус вивенди была успешно проверен в разных больших и малых странах. Возле всякого европейского городка непременно должен быть лес, до которого от центральной площади около получаса ходьбы пешком.
Ну может, не то чтобы дремучий лес. Пусть даже такой, как бывает в Дании, с табличкой у входа, что тут можно ходить только с 8 утра до 10 вечера и только по дорожкам - но хоть какой-нибудь лес должен быть.
По приезду в Голландию первым делом я обнаружил, что найти подходящего размера чащу, из которой ноги не высовывались бы в поле и не свисали с берега канала, совсем не просто.
Купил в Амстердаме абонемент на поезд и стал колесить по стране в поисках подходящего леса для спанья.
Проехал час от Амстердама до Роттердама мимо Гааги и Гарлема - ничего. Нет леса. Из Роттердама другой дорогой через Утрехт обратно в Амстердам - то же самое. Леса нет.
Каналы, шлюзы, мельницы в изобилии. Поля, на которых пасется всякая живность от банальных коров и овец до буйволов и страусов - тоже. Домики с соломенными крышами, населенные настоящими крестьянами в деревянных башмаках - везде, куда не бросишь взгляд. Шарманщики, у которых шарманки снабжены двигателями внутреннего сгорания, и не надо крутить ручку - тоже регулярно встречаются. В общем, все почти что есть, кроме столь необходимого мне тогда леса.
Но в конце концов нашел возле ничем не примечательного городка Апельдоорн вполне приличный, человеческий лес. Даже без таблички, сообщающей, что ходить в нем можно только по тропинкам. Лес раскинулся до самого Амерсфоорта, 10 минут езды на поезде.
В апельдоорнском лесу я узнал, что в Голландии, несмотря на мягкий океанический климат и начинающееся в марте цветение дерев, ночью может быть мороз.
Я наловчился, ежечасно просыпаясь от холода, не высовывая носа из спальника, греться разными физическими упражнениями. А потом садиться в первый утренний поезд и досыпать в нем, катаясь через всю страну и обратно. Голландия проезжается с востока на запад за два часа, а с юга на север за три.
Вечером, перед тем, как отправиться в апельдоорнский лес, я читал для поднятия духа немного Ницще, купленного на фломаркте за один гульден - главу, где Заратустра, побывав в деревне и прочитав там лекцию, вернулся на свою гору, сидел там довольный, и вдруг увидел деревенского юношу.
- Учитель! - Обратился к нему продрогший и несчастный юноша. - Я послушал тебя, и поднялся сюда, но тут мне так холодно и одиноко. Почему тут так плохо?
- Потому, что ты еще недостаточно свободен, друг мой, - ответил ему закаленный Заратустра.
Я читал это и шел в лес. В лесу я страшно мерз, но к собственному удивлению, ни разу не заболел.
Той холодной весной 94-го года я прожил в кущах между Апельдоорном и Амерсфоортом почти месяц, пока не подружился с арнемскими пезанами, которые разрешили мне пожить у них на конюшне. Там мне даже довелось видеть, как рожает лошадь.

Пухто на молекулярном уровне



Русскому уму всегда была свойственна пытливость и стремление докопаться до глубинной сути чего-нибудь, а после того применить эту добытую мелкую суть в масштабе космическом.
И пусть после того, как лесковский Левша подковал аглицкую блоху, она перестала плясать. Пусть Лескова собираются изъять из школьной программы. Пусть в школах у нас больше нет предмета астрономия - все равно русская собачка и русский человек первыми полетели в космос, и этого у нас не отнять.
В моем дворе на Последней Советской улице два собирателя задумчиво склонились над каким-то объектом глубоко в чреве шестикубового контейнера типа "пухто". Меж ними происходит диалог:
- Слушай, может не брать ее? Хрен знает, из чего она сделана...
- Бери-бери, она ИЗ МОЛЕКУЛ. Все из молекул сделано, и ты тоже.
Collapse )

Ягодицы часовщика

Я зашел в свой локальный Дом Быта на Последней Советской улице в СПб. Это, правда, и не Дом вовсе, а помещение в многоквартирном доме 1912-го года постройки. Но часовщик там всегда был, работал, и батарейки продавал. У него лучше покупать, чем в магазине, потому что он всегда мог старую батарейку проверить. А без проверки как узнать, часы у тебя сломались, или этот элемент питания?

Прихожу к часовщику. У него каморочка малюсенькая. И вижу - стоит он на четвереньках, ягодицами почти в окошко для общения с посетителями обращен, головой в дальний угол.
Collapse )

Кем стать?



Был сегодня в парикмахерской. По соседству стригли мальчика лет семи. Мальчик был знаком с парикмахершей, и они разговаривали.
- Тетя Аня, - говорил мальчик, - я передумал, кем хочу стать.
- И кем?
- Теперь хочу парикмахером, как вы.
- А раньше кем хотел?
- Раньше я хотел стать водителем мусоровоза. А еще раньше директором школы.
- А почему водителем мусоровоза-то?
- Классная машинка потому что.
Collapse )

Про точки в каждой строчке



Меня не перестает поражать финский язык. Отсутствие совершенной глагольной формы в нем возмещается наличием таковой у существительных.
Скажем, пил человек вино. И в зависимости от того, пьет он, или уже выпил, меняться будет не "пил-выпил", а слово "вино". Что в сущности верно - человек как пил, так и пил, а вино, выпитое оно, или еще нет - это делает разницу.
Collapse )