vladi_vladi


Владимир Нахимов

ЗАПИСКИ СОТОВОГО ЧЕЛОВЕЧКА


[sticky post]надпись на самом верху забора
vladi_vladi


Сотовые человечки не имеют никакого отношения к телекоммуникациям. Надо не забывать, что соты придумали вообще-то пчелы. К пчелам сотовые человечки тоже не имеют особенного отношения.

Сотовый человечек отличаются от обычных, стационарных человечков тем, что хотя у него и есть дом и даже регистрация по месту пребывания, во множестве других мест он чувствует себя также вполне как дома. Ну, если не совсем как дома, то почти. Как в роуминге, если хотите.
Read more...Collapse )

ПОСОБИЕ ДЛЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ БОМЖЕЙ (часть 1)
vladi_vladi

Read more...Collapse )

ЕЖЕСТАНЦИЯ
vladi_vladi


Мы с Антонио опять в швейцарской деревне, у нашей любимой пенсионерки Маргрит. Это наш маленький рай, а Маргрит в нем - Бог. В доме всех благ, кроме интернета, в неограниченном количестве, погреб и бар наполняются как будто прямо из рога изобилия.

Мы очень любим Маргрит, а Маргрит любит ежат. Дом её стоит на краю деревни Менцнау в кантоне Люцерн, лицом к железной дороге, а спиной к лесу. Маргрит ставит на крыльцо баночки со специальным деликатесным кормом для ежат и ждёт.

Взрослые швейцарские ежи ведут солидный ночной образ жизни, и их увидеть трудно, а маленькие приходят в ежиный ресторан запросто и при свете дня. Рядом с рестораном организован домик для ежиного отдыха и всем необходимым для впадения в зимнюю спячку при надобности.

И все бы хорошо, но есть маленькая проблема. Ежата в этом году в Гельветической конфедерации народились позднее обычного и к началу зимы ещё не совсем выросли. А чтобы ёж нормально перезимовал, он должен набрать весу не менее 500 граммов. Маргрит волнуется, что уже конец декабря, а ежата всё ещё не спят, и возможно, весят меньше полкило. Проверить трудно, потому как попробуйте взвесить дикого необученного ежа, не причинив ему страдания. А стресс в такой деликатный период, как начало впадания в спячку, особенно нежелателен.

Ежей, которые не смогли набрать 500 граммов веса, в Швейцарии положено относить на Ежестанцию (Igelstation). Там специалисты обеспечат им и донабор веса, и комфортные уловия для зимней спячки неокрепших организмов.

Ежестанция раньше находилась прямо в Менцнау, а теперь куда-то переехала, а куда, неизвестно. Интернетом старушка пользоваться не умеет, и спросить не у кого, ни одного специалиста по ежам в Менцнау не осталось. Деревня постепенно превращается в спальный район города Люцерна, и всякая активность, кроме обеспечивающей человеческий ночлег, в ней приходит в упадок.

Мы сидим на крыльце, смотрим, как два ежонка уплетают драгоценный ежиный корм, а Маргрит взглядом взвешивает зверьков и вздыхает: “Нет, кажется, нет ещё 500 граммов…”


РОЗОВЫЕ УШАНКИ АФРИКАНЦЕВ
vladi_vladi

На рождество мы с Антонио ездили в Женеву и играли там на набережной Роны возле Английского сада.
На праздники все швейцарские люди ездят либо к родителям, либо в горы на лыжах кататься, и по Женеве гуляют только китайские, арабские и африканские люди.

Африканские люди тут совсем не такие, как в Италии. Они не торгуют контрабандой и не бегают от полиции вокруг квартала, в ходят важные, в разноцветных хламидах и говорят по-французски. Особенно нам понравились африканцы в шапках-ушанках советского армейского образца, с красной звездой спереди. Настоящие советские шапки, только из розового меха. Они их явно где-то только что купили на рынке, как сувенир из Женевы.

Мы уже раньше видели такие шапки в Петербурге  на рынке для туристов на набережной канала Грибоедова у Михайловского сада. А теперь снова на набережной, только Роны. Мы так подумали, что если глядеть из Африки, то Женева и Петербург - это почти что один город, потому что и Рона, и канал Грибоедова впадают в конце концов в один и тот же Атлантический океан.


СТАТИСТИКА ЯЙЦЕНОСНОСТИ В ШВЕЙЦАРИИ
vladi_vladi


Мыс моим большим маленьким другом Антонио уже неделю в Швейцарии. Швейцарию лучше всего понимать не по картиночным коровам на игрушечных лужайках, не по лебедям, которые пугают туристов, залезая к ним в рюкзаки и карманы в поисках еды, а по вот такой картинке. Что это за графики и диаграммы? Сразу непонятно, но явно что-то очень сложное. Правильный ответ: это статистика яйценосности. Наш друг Гернот живёт в глухой деревне Филльнахерн на краю кантона Ааргау, в самой глуши, рядом со старинной атомной электростанцией.

У Гернота есть три пожилые курицы. Им уже по пять лет, но они ещё фертильны и иногда несут яйца. Нечасто и не во все времена года, но несут. Гернот старательно собирает данные и анализирует яйценошение своего птичьего двора. Каждому яйцу присваивается персональный номер и всегда можно точно проследить, кто и когда его снес, сколько оно пролежали в холодильнике и когда было съедено.


ДАЛЕКО ЛИ ЭРМИТАЖ, ИЛИ ДО СВАДЬБЫ ЗАЖИВЕТ
vladi_vladi

Возвращался вчера домой пешком мимо Летнего сада, и на углу Мойки и Фонтанки подходит ко мне узбек. Нормальный такой узбек, в оранжевой жилетке и со всеми прочими атрибутами жилкомсервиса. Подходит и спрашивает:
- Далеко еще Эрмитаж?
- Минут 10-15, - отвечаю.
- Как хорошо! - говорит узбек, и широко улыбается.
Мне почему-то тоже стало хорошо.

Мне вообще везет на поэтические встречи с южными народами. Иду по пустынной Цветочной улице и вижу - стоит таджик в костюме работника. Смотрит вверх, на желтую штуку, которая в петербургском небе висит вместо солнца.
В этот момент прямо у меня перед носом врезается в асфальт лист кровельного железа, и я понимаю, что таджик тот был поставлен здесь с умыслом упреждения прохожих о кровельных работах.
Русский работник в таких случаях первым идет в атаку, не дожидаясь обвинения в преступной халатности - куда прëшь и все такое.
А у этих халатность иной природы. Таджик оборачивается ко мне, улыбается и говорит: "До свадьбы заживëт!"


ПОЭЗИЯ НА СЕВЕРО-ВОСТОКЕ ОДНОГО БАССЕЙНА
vladi_vladi


Мы с моим большим маленьким другом куклой-марионеткой Антонио ездили на гастроли вокруг Ладожского озера.
Ладожское озеро через реку Неву вытекает в Финский залив Балтийского моря. Балтийское море через проливы Скагеррак и Каттегат соединяется с Северным морем и через него впадает в Атлантический океан.

В это время года мы обычно начинаем готовиться к сезонным миграциям на юго-запад, в Швейцарию и Италию, а теперь отправлялись на неведомый северо-восток.
Дальше города Сортавала в эту сторону мы ещё не забирались. Антонио немного волновался перед поездкой в неизвестность. Я его успокаивал, говоря, что Ладожское озеро тоже находится в бассейне Атлантического океана, как и все остальные озёра, которые нам случалось объезжать вокруг, поэтому ничего страшного.
Антонио всё взвесил и сказал, что раз северное Приладожье в том же бассейне Атлантического океана, что и озеро Гарда в Ломбардии, и Женевское озеро, и даже наша любимая африканская страна Гана там же, то и не о чем беспокоиться.

Одно настораживало моего большого маленького друга - как это озеро может находиться в бассейне? Бассейн в озере - ещё ладно, если он на какой-нибудь богатой яхте, а яхта на озере, но чтобы озеро в бассейне - это уже непонятно, рассуждал он. В конце концов Антонио согласился думать, что озеро в бассейне - это просто одна из непонятных вещей, которых вокруг так много, и мы поехали. Read more...Collapse )

КАК МЫ С АНТОНИО ХОДИЛИ ВОКРУГ ВАТИКАНА
vladi_vladi


Мы с Антонио были в Риме и решили сходить в Ватикан. Самое простое, но и самое неинтересное - это маленький Ватикан. В него пускают всех, и находится он прямо посреди площади перед собором св. Петра, на итальянской территории. На вид он похож на строительную бытовку, и находится в нем Почта Ватикана. Кто хочет послать письмо из Рима с ватиканским штампом, тем туда. Read more...Collapse )

КАК АНТОНИО ПРЯТАЛСЯ ОТ ИНТЕРПОЛА
vladi_vladi


Впервые в стокгольмском порту меня допрашивали и обыскивали. Я эту границу пересекал в одном и том же месте и туда, и обратно много-много раз. Привык, что тут пересекай-не-хочу, никому никакого дела нет, кто там и как пересекает.
И вдруг - набрасываются втроем и начинают задавать специальные профессиональные вопросы, которые обычному, не обученному человеку кажутся глуповатыми. И повторяются зачем-то по пять раз каждый. Наверно, чтобы подозреваемый расслабился и забыл свою легенду. А после глупых и невинных вопросов его как спросят вдруг: "Ну давай, колись, где спрятал, мы всё равно всё знаем", - и он тут же с испугу и расскажет.
- Мистер, куда вы сейчас поедете?
- В Люнд, в гости к своей старой знакомой.
- Как долго идет поезд до Люнда?
- Четыре часа.
- Сколько стоит билет до Люнда?
- У меня абонемент, "интеррейл". Мне не нужен билет.
- Что это у вас тут за карта распечатана?
- Это город Ношатель, в Швейцарии.
- Вы там были?
- Был.
- Куда вы сейчас поедете, мистер?
- В Люнд.
- Вам нравится Люнд?
- Я приезжаю поздно вечером, а рано утром еду дальше, в Копенгаген. Я его почти и не вижу, Люнд. Я в гости.
- Сколько идет поезд до Люнда?
- Почему у вас с собой музыкальные инструменты, вы - музыкант?
- Да.
- Сколько стоит билет до Люнда?
Ну и параллельно всё просят отовсюду достать, и мистером все время обзывают. Мистер туда, мистер сюда.
Надо признать, шведы культурнее обыскивают, чем скажем, немцы. Потому что немцы не только все сами отовсюду достают, но и пытаются сами же все обратно сложить, даже не пытаясь постичь методологии укладывания. Трубочки флейты хрустят, прочие непоправимые разрушения причиняются. Досматривающим до этого нет никакого дела.
Шведы же просят все им показывать, руками не трогают. Я уже почти что все свое имущество распаковал, и раз пять ответил, сколько идет поезд до Люнда, и вдруг у них пропал внезапно интерес. Всё, говорят, мистер, счастливого пути.
Недостанным остался только Антонио, который лежал в футляре с головой под своим черным одеялом. Собственно, я уже готов был его достать, куклы обычно на таможенников благотворно действуют, но не пришлось. Что искали - не понятно.
Антонио же сильно возбудился, когда обыскивание закончилось, и всё повторял, что на самом деле нет сомнения - искали они его, Антонио Браво-Пикколо. Но он так хорошо спрятался, что его им найти не удалось, и теперь он настоящий нелегал. Антонио думает, что быть настоящим нелегалом - это ужасно интересно, а настоящим ты становишься только когда преодолеешь опасности - обыск, или облаву, и тебя не найдут. Антонио отказывается верить, что куклам можно в Шенген без визы и без паспорта.
Пару дней спустя мы приехали в Бремен, где у нас должен был быть концерт в университетском театре. Антонио увидел нашу афиши у входа - и сразу понял, почему его так хотели найти стокгольмские таможенники. Рядом с нашей афишей висела другая - спектакля "Для фрау Ширакеш". На афише две женщины в черных хиджабах подкрадывались к уличному биотуалету, явно замышляя недоброе. Антонио догадался, что искали его по подозрению в связи с этими недобрыми женщинами. То есть причина была очень серьезной, но он так хорошо спрятался, что им все равно не удалось его найти. А раз под подозрение он попал в одной стране, а искали в другой, значит, разыскивал его настоящий Интерпол.
Тут у меня возник вопрос, а как же нам играть концерт, если мы в международном розыске. Антонио ответил, что Интерпол никогда не арестовывает артистов на сцене, при зрителях, а только после. Поэтому надо после концерта сразу убегать. Так мы и сделали. После концерта мы сразу же бежали во Франкфурт.
Во Франкфурте рядом с нашей афишей никаких крадущихся возле биотуалета женшин в хиджабах не было, и Антонио решил, что нам удалось оторваться от погони, и дальше уже можно не прятаться и спокойно продолжать гастроли.



КАК МЫ С АНТОНИО ЛУЧШЕ ВСЕХ СНИМАЛИСЬ В КИНО
vladi_vladi


Не так давно мы с моим большим маленьким другом Антонио снимались в кино. Не совсем даже в кино, а в телефильме, а может быть телесериале. В каком-то культурном продукте для телеканала СТС.
Кино было про Пушкина, который в силу неизвестных нам причин оказался в современном Петербурге на Дворцовой площади. Пушкин почему-то был ростом около 190 см, а поверх своего знаменитого сюртука носил современный полицейский китель. С надписью ПОЛИЦИЯ на спине. Помимо сомнительного верзилы-Пушкина, который бегал туда-сюда через арку Главного штаба, местность была наполнена разными другими не вызывающими доверия персонажами - ложными нищими и лоточниками в компании ложного экскурсовода, зазывавшего на экскурсию "Петербург глазами Пушкина".
Через арку проходила толпа русских негров и городских сумасшедших, изображавших американских туристов, ложные цыгане, и еще много разного народа, изображавшего и имитировавшего какую-нибудь деятельность или принадлежность.
Мы с Антонио посреди этой массовки в арке изображали ложных уличных музыкантов. Мы вполне могли бы и настоящих изобразить, но режиссер сказал, что надо только имитировать играние, чтобы звук хорошо записался. То есть, те три секунды, когда мимо нас пробегает здоровенный Пушкин, действительно играть, а остальное время - тоже играть, но беззвучно.
Ну мы имитируем дубль за дублем, Пушкин бегает, ложные туристы фотографируют, ложный нищий фальшиво собирает подаяние, и тут посреди этого безобразия появляется настоящий милиционер. То есть полиционер. Полицейский. Окидывает строгим взглядом всех изображающих присутствующих, и прямиком к нам.
- Вы, - говорит, - чем тут занимаетесь?
- В кино, - отвечаю, - снимаемся. Как все.
- Про всех, - говорит он, - вы мне не рассказывайте. Про всех мне тут понятно, а про вас непонятно. Как вы докажете, что вы снимаетесь в кино?
- Я, - отвечаю, - доказать никак не могу, но если вы режиссера поймаете, то он подтвердит.
Тут как раз совершенно случайно мимо пробегал режиссер. Милиционер поймал его, и тот подтвердил. После этого мы еще четыре часа изображали ложных уличных музыкантов. Я мерз и скучал, а Антонио наоборот - веселился и все повторял, что милиционер только к нам подходил потому, что мы лучше всех играли - так натурально, что даже специально обученный работник полиции не понял, что мы тут всего лишь киноактеры, как и все остальные. Что если бы Пушкин так же хорошо играл, полиция у него документы обязательно бы проверила.

Запись сделана с помощью m.livejournal.com.


?

Log in